Иволга-Гейт: Обвинения в мошенничестве владельца «Иволга-Холдинг» беспочвенны – адвокат Константин Геращенко

Дата: 10:52, 17-01-2020.

Алматы. 17 января. КазТАГ – Адвокат одного из самых известных казахстанских бизнесменов Василия Розинова (владелец аграрного холдинга «Иволга») озвучил в суде ходатайство об освобождении своего клиента от уголовной ответственности за отсутствием состава преступления.

Эта новость в Костанае была воспринята с большим общественным интересом. Холдинг Розинова давал работу тысячам жителей села, вкладывал большие суммы в социальные проекты, выплачивал крупные налоговые суммы, был опорой местным властям. Сам владелец «Иволги» - кавалер высоких государственных наград.

Вот уже 4 месяца уголовное дело против Розинова рассматривается в суде: бизнесмену предъявлены обвинения по части 4 статьи 177 УК РК (в редакции от 1997 г.) - мошенничество в особо крупном размере.

Гособвинение считает, что Василий Розинов, создав имидж добросовестного бизнесмена, похитил кредитные деньги, полученные в ЕАБР (Евразийский банк развития). За взятые в ЕАБР $80 млн «Иволга-Холдинг» выплатила $30 млн в счет основного долга и более $14 млн в виде процентов.

Обвинение пытается доказать, что на элеваторах «Иволги-Холдинга» не было зерна, когда она давала в залог ЕАБР зерновые расписки. Защита парирует: доказательств этого суду не представлено. Документы о движении зерна на элеваторах и хлебоприемных пунктах (ХПП) следствие «не видит». По утверждениям Василия Розинова, кредиты стали проблемными в результате влияния непреодолимых обстоятельств: двух девальваций национальной валюты (кредиты оформлялись в долларах США) и нескольких годах засухи, вызвавшей неурожай.

Адвокат Константин Геращенко в суде заявил, что гособвинение не представило суду доказательств умышленного хищения кредитных средств, тем более что деньги получены Розиновым под залоги и личные поручительства бизнесмена.

- В диспозиции статьи, предъявленной владельцу «Иволги-Холдинга», умысел назван определяющим фактором преступления, - объясняет Геращенко. - Но если бы Розинов изначально замышлял похитить деньги, почему не поступил так сразу и не скрылся? Вот это действительно было бы мошенничеством. Здесь же все наоборот: человек три года гасил кредиты, выплачивал проценты. Подозрения в том, что он таким образом «создавал и поддерживал образ добросовестного бизнесмена», не выдерживают критики.

- В целом непонятно, почему предъявлены обвинения в мошенничестве, тогда как следствие пыталось доказать незаконность получения кредита, - говорит Константин Геращенко. – Но Розинову, как говорится, вменили все тяжкие… Тем не менее существует нормативное постановление Верховного суда РК от 29 июня 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве», в соответствии с которым хищением считается «получение кредита без намерения возврата и обманное обращение его в свою собственность с помощью ложных сведений об экономическом положении получателя денег». В уголовном деле Розинова эти обвинения не подкреплены доказательствами. У владельца «Иволги» не было намерений ни обмануть, ни присвоить заемные средства. Это очевидный факт: кредитные суммы ни на какие зарубежные счета не перечислены, Розинов никуда не эмигрировал, просто в его компании сложилась тяжелая экономическая ситуация.

- В деле фигурирует такой факт, связанный с обстоятельствами получения кредита от ЕАБР, - продолжает адвокат Геращенко. – В 2011 году банк долго тянул с процедурой одобрения, и тогда «Иволга» решила продать 80 тысяч тонн своего зерна. Был заключен договор, по которому покупатель перечислил на счет «Иволги» 1 млрд 280 млн тенге. Буквально через день после оплаты договора ЕАБР сообщил Розинову о положительном решении по выдаче кредита. И тогда «Иволга» отменяет договор продажи зерна, возвращает деньги своему партнеру и оплачивает неустойку – более 10 млн тенге. Кроме того, в 2011 году 100 тыс. тонн зерна ушло на посевные работы. Есть сведения о наличии 82 тыс. тонн зерна, предназначенные для продажи летом 2011-го. Повторяю: все это – документально доказанные факты, которые опровергают версию следствия о необеспеченности зерновых расписок.

С другой стороны, обвинение опирается на приложенную к уголовному делу экспертизу, результаты которой отвечают версии следствия. По мнению стороны защиты, она была проведена с грубыми нарушениями и должна быть отменена как ложная и незаконная.

- Следствие назначило экспертизу в отношении «Иволги», не уведомив об этом руководство компании, - объясняет адвокат. – Нас не ознакомили с постановлением о назначении исследования, не дали возможности поставить свои вопросы, заявить отвод экспертам и т.д. Представители компании увидели результаты экспертизы лишь после того, как она была завершена и приобщена к делу. Все это грубое нарушение норм УПК.

В уголовном процессе, идущем в суде №2 г. Костаная, было допрошено более 240 свидетелей (9 из них не явились в суд до сих пор, не выслушаны показания заявленных стороной защиты специалиста министерства сельского хозяйства А. Кунакова и следователя Генпрокуратуры А. Кадралинова). Главные свидетели - это директора и бухгалтеры элеваторов и ХПП. Защита уже заявила в суде об оказанном на них прессинге со стороны следствия.

- Таких свидетелей оказалось 12 человек, - говорит адвокат. – Все они на этапе следствия были привлечены к уголовной ответственности за якобы фиктивные действия, обеспечившие получение кредита. Затем каждый из них написал прошение о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Директор одного из элеваторов Зарицкий в суде заявил: «Следователи и прокуроры убеждали меня, что зерна на моем элеваторе не было». Бухгалтер Мороз опровергла свои показания, данные во время следствия, и сказала прокурору: «Как вы допрашиваете, и себя оговоришь». Старший бухгалтер оперативного учета зерна Беккужина показала: «От меня хотели услышать, что зерна на элеваторе не было». Я расцениваю работу следствия как давление на свидетелей с целью получить нужные для обвинения Розинова сведения. В конце концов, на самом деле привлечь этих людей к уголовной ответственности было бы невозможно – все сроки давности прошли. Вот их и запугивали…

- Существует акт проверки, которую провели сотрудники приглашенной из Москвы инспекционной компании, - рассказывает адвокат К. Геращенко. – В 2011 году был зафиксирован рекордный в истории Казахстана урожай зерновых. Пшеницы тогда собрали так много, что ее просто негде было хранить. И проверяющие зафиксировали тот факт, что элеваторы и ХПП «Иволги» буквально переполнены. Как после этого можно доверять результатам уже упомянутой экспертизы и выводам следствия о ложных зерновых расписках?

По мнению стороны защиты, следствие не понимало кластерной специфики работы «Иволги-Холдинга». А она состоит в том, что головное предприятие объединяет и координирует работу группы компаний. Это у них было зерно, это для них «Иволга» брала деньги в банке, чтобы финансировать производство. И у всех предприятий был один учредитель – все тот же Василий Розинов. Каждое из них выступает в кредитном договоре как контрагент.

Уголовному суду по делу В. Розинова придется дать оценку вышеизложенным и многим другим доказательствам и фактам. В том числе – тому, что ЕАБР уже взыскал с «Иволги» в гражданском порядке более 40 млн долларов. Банк включен в реестр требований кредиторов холдинга, материалы переданы судебным исполнителям. То есть, по мнению защиты, оснований переводить конфликт кредиторов и заемщика в уголовную плоскость не было. Тем не менее, это случилось.

Рассмотрение дела близится к завершению. Материалы дела практически изучены. Впереди – прения сторон и вынесение приговора.

Источник фото: Фото из открытых источников.


Поделиться новостью:


adimage