Экспертное мнение: В ИМЭП не согласились с утверждением о негативном влиянии на казахстанскую экономику замедления роста в Китае

Дата: 15:14, 23-07-2019.

Алматы. 23 июля. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде первого президента РК Антон Бугаенко не согласился с утверждением о негативном влиянии на казахстанскую экономику замедления роста в Китае.

«Для начала необходимо определиться с тем, опасно ли текущее замедление китайской экономики в принципе. Рост в 6,6% в 2018 году – это больше, чем рост 10,6% в 2010 году в абсолютных цифрах. Так, если в течение 2010 года ВВП на душу населения в КНР вырос на $718 на человека, то в 2018 году уже на $1011 на человека. Другими словами, экономика КНР сейчас прибавляет в среднем больше, чем в предыдущие десятилетия, что связано с постепенным уходом китайской экономики от экстенсивного роста экономики к интенсивному», - прокомментировал Бугаенко для КазТАГ сообщение о рекордном замедлении роста китайской экономики.

Причем, продолжил эксперт, снижение темпов роста в процентах объясняется эффектом высокой базы, и оно не является первостепенным показателем состояния экономики КНР.

«Тем более неприемлемы в данном контексте рассуждения в духе «китайская экономика падает». Проблемы в экономике этой страны есть, и они весьма серьезные, однако это проблемы роста и определения модели развития, но никак не стагнация», - утверждает собеседник агентства.

Соответственно, дополнил спикер, говорить о том, что снижение темпов роста китайской экономики может как-то негативно повлиять на казахстанскую экономику не совсем корректно, так как рост экономики Китая не остановился.

«Китай продолжает закупать сырьевые товары, в том числе и казахстанские, так как остается крупнейшей производящей страной в мире. Вероятность того, что он будет закупать меньше сырья низка, и это может произойти скорее в связи с переходом Китая на более экономное модернизированное производство, чем со снижением экономической активности в стране», - полагает Бугаенко.

Вместе с тем, эксперт видит риски для экспортеров из Казахстана.

«То, что китайский рынок будет расти, несмотря на снижение роста экономики в процентном отношении не отменяет, однако, рисков для казахстанских экспортеров. Китай является крупнейшим рынком сбыта сырья в мире, соответственно, китайский рынок формирует спрос на эти товары, регулируя тем самым ценообразование», - отметил собеседник агентства.

В частности, детализирует спикер, к наиболее зависимым товарам применительно к Казахстану можно отнести нефть и газ, медь и медную руду, урановую руду и концентрат, цинк и цинковую руду.

«И если экспорт первых двух товаров в нашей стране диверсифицирован, то по остальным позициям Китай удерживает уверенное лидерство», - предупредил Бугаенко.

Это, не исключает эксперт, однако не означает, что падение потребления в Китае не заденет казахстанский экспорт по этим позициям.

«Китайский рынок, как заметил выше, напрямую влияет на ценообразование, поэтому в случае сокращения спроса в КНР мировые цены на сырье также упадут», - заявил собеседник агентства.

К факторам, констатирует спикер, которые могут привести к падению спроса можно отнести как указанную выше модернизацию и оптимизацию производства в китайской промышленности, так и торговую войну между США и КНР, которая может приводить к краткосрочным колебаниям цен на сырье.

На вопрос, как он оценивает заявление президента США Дональда Трампа о массовом исходе из КНР компаний, Бугаенко ответил, что «о таком тренде говорить рано».

«Исход западных компаний не настолько массовый, как это представляет президент Трамп. Конечно, наметился тренд на сокращение присутствия иностранных (прежде всего американских) компаний в КНР. По крайней мере, опросы американских бизнесменов, работающих в Китае, показывают недовольство текущей ограничительной политикой китайских властей и новым витком американо-китайского конфликта», - заметил эксперт.

Однако, подчеркнул собеседник агентства, для того, чтобы понять возможный эффект для Казахстана важно отметить именно первопричины таких тенденций.

«Это увеличение стоимости труда, усиление контроля и давления со стороны властей КНР, трудность с допуском на рынок и непрозрачные схемы ведения бизнеса, связанные с коррупцией», - перечислил спикер.

И здесь необходимо понимать, уточнил Бугаенко, что американские и другие западные компании в попытках перевести свои мощности из Китая будут искать лучшие условия именно по этим пунктам.

«А в Казахстане эти условия пока оставляют желать лучшего», - пояснил эксперт.

Мы, по его мнению, пока не можем предложить качественно другие условия ведения бизнеса в стране.

«По стоимости труда Казахстан находится примерно на одном уровне с Китаем, при этом население страны составляет всего около 18 млн человек, что не делает страну привлекательным рынком сбыта. С точки зрения экспортоориентированного производства Казахстан испытывает затруднения, связанные с логистикой и проигрывает в этом странам Юго-Восточной Азии. Иностранные компании в Китае ориентированы на экспортное производство, Казахстан же для этой цели подходит в значительно меньшей степени, чем приморские страны. Поэтому говорить о возможном переносе западных производств из Китая в Казахстан преждевременно», - заключил Бугаенко.

Ранее Государственное статистическое управление в Пекине сообщало, что по итогам II квартала 2019 года ВВП КНР вырос на 6,2% и он является самым низким показателем с 1992 года.

В I квартале текущего года экономика КНР выросла на 6,4%, таким образом, средний показатель первого полугодия составил 6,3%.

Основной причиной замедления экономического роста в КНР стала торговая война с США.

Источник фото: time.kz

Поделиться новостью: