Почему политика Нацбанка ведет к уменьшению депозитной базы и оттоку капитала из страны

Дата: 08:19, 08-10-2018.

Алматы. 8 октября. КазТАГ - Сергей Зелепухин. Национальный банк РК (НБРК) предпринял очередную попытку «удлинить» для банков второго уровня (БВУ) тенговую ликвидность: с 1 октября введен новый вид вкладов - сберегательные депозиты. Однако крайне низкая максимальная ставка по инвалютным вкладам, установленная Казахстанским фондом гарантирования депозитов (КФГД), продолжает сужать депозитную базу банков и все сильнее способствует оттоку капитала из страны. 

Одно лечим, а другое калечим 

Конечно, инициативу финрегулятора по «удлинению» тенговых депозитов следует только приветствовать, поскольку она не только создает предпосылки для формирования «длинных» денег для банков и экономики, но и способствует дедолларизации и повышению устойчивости банковского сектора.

Но одно Нацбанк «лечит», а другое «калечит». По-прежнему НБРК через свою дочернюю организацию – Казахстанский фонд гарантирования депозитов продолжает держать максимальную ставку по инвалютным депозитам на неприемлемом для вкладчиков уровне.

Напомним, что максимальная ставка вознаграждения по вкладам в иностранной валюте независимо от срока депозита постепенно понижалась, и с 1 декабря 2017 года была установлена на уровне 1%. Причем на этом уровне она сохраняется до сих пор.

Естественно, постепенное снижение ставки по инвалютным вкладам до 1% Нацбанк объяснил благими намерениями - необходимостью дедолларизации экономики. Однако, известно, что благими намерениями вымощена дорога в ад. 

Понизив максимальную процентную ставку по инвалютным депозитам до 1%, финрегулятор тем самым заложил под банковскую систему мину замедленного действия. Он создал предпосылки для сужения депозитной базы банков и дал мощный стимул для оттока капитала из страны через размещение квазигосударственными компаниями вкладов в иностранной валюте в зарубежных финансовых организациях, где процентные ставки заметно выше, а рейтинги кредитоспособности этих институтов значительно лучше.

Чтобы не быть голословными сошлемся на данные консолидированной финансовой отчетности «дочерних» компаний АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына». Из нее следует, что только за прошлый год произошло резкое снижение инвалютных депозитов квазигосударственного сектора в казахстанских БВУ, причем сразу на 65% - с Т720 млрд до Т250 млрд. Одновременно на этом фоне наблюдался двукратный рост вкладов квазигоскомпаний в иностранной валюте в зарубежных финансовых институтах - с Т761 млрд до более Т1,52 трлн.

Первая жертва 

Очевидно, что, понизив ставку по инвалютным вкладам до мизерного уровня под лозунгом «дедоллоризации экономики» Национальный банк отпилил сук, на котором, что называется, поголовно сидели все крупнейшие и часть средних банков страны.       

Не секрет, что основными локомотивами казахстанской экономики и главными источниками поступления иностранной валюты в Казахстан остаются, и еще долго будут оставаться компании-экспортеры сырьевых ресурсов и продукции первичной переработки сырья. И кто если не эти компании должны выступать крупнейшими депозиторами казахстанских БВУ и главным источником роста депозитной базы? 

Однако из приведенных данных из консолидированной финансовой отчетности «дочерних» компаний АО «ФНБ «Самрук-Казына» видно, что происходят противоположные процессы: наблюдается быстрое уменьшение роли квазигоскомпаний в качестве основных депозиторов банковского сектора и, как следствие - сужение депозитной базы банков, что негативно сказывается на ликвидности и финансовой устойчивости отдельных из них.

Последним и ярким подтверждением этого стала ситуация, которая сложилась недавно вокруг АО «Цеснабанк». Напомним, что из-за «незапланированного оттока средств» (выражение председателя Нацбанка Данияра Акишева) банк в августе текущего года был вынужден привлечь у НБРК заем в размере Т150 млрд для поддержания ликвидности и, более того, уже договорился с правительством и НБРК о продаже Фонду проблемных кредитов портфеля займов в размере Т450 млрд, выданных в свое время сельскохозяйственным компаниям.

Не исключено, что АО «Цеснабанк» окажется не последней жертвой резкого оттока депозитов компаний квазигоссектора. И такое развитие событий становится все более вероятным, особенно если учитывать тот факт, что квазигосструктуры накопили солидный объем внешних обязательств, по которым надо отвечать.

Почему капитал бежит из Казахстана?

Примечательно, что действия Нацбанка противоречат его же цели по ограничению размещения казахстанскими БВУ свободных инвалютных средств в зарубежных финансовых институтах. Для этого используется норматив по обязательному размещению значительной части средств, привлеченных банками, во внутренние активы. 

Понятно, что это требование введено финрегулятором для того, чтобы стимулировать БВУ кредитовать казахстанскую экономику и снизить риски, связанные с проведением банками международных операций.

Тем временем из-за того, что банки вынуждены соблюдать этот норматив и выполнять требование Нацбанка по валютной позиции, они не имеют возможности выдавать значительные объемы валютных кредитов и тем самым вынуждены размещать их в НБРК. Но по коррсчетам финрегулятор не начисляет приемлемый для банковских институтов доход, и, как уже отмечалось, держит через КФГД максимальную ставку по инвалютным вкладам на уровне 1%. В свою очередь, это заставляет банки устанавливать низкие ставки по привлекаемым от юридических и физических лиц депозитам в иностранной валюте. 

Как следствие, сырьевые экспортеры из Казахстана остаются незаинтересованными размещать инвалютные вклады в казахстанских БВУ, а предпочитают держать свои средства в иностранной валюте в зарубежных банках, способных обеспечить большую процентную доходность, чем казахстанские фининституты, что только увеличивает отток капитала из страны. 

Поэтому без изменения нормативных требований и ситуации с доходностью инвалютных вкладов, введение финрегулятором сберегательных депозитов останется половинчатой мерой, эффективность которой для роста объема «длинных» денег в банковском секторе и экономике из-за высокого девальвационного потенциала тенге будет незначительной.

Источник фото: из открытых источников

Поделиться новостью: