О чем помешали рассказать напавшие на журналистов и сорвавшие пресс-конференцию в Алматы (видео)

Дата: 18:11, 23-07-2019.

Алматы. 23 июля. КазТАГ – Мадина Алимханова. Адвокат Оксаны Шевчук Галым Нурпеисов рассказал агентству КазТАГ, о чем должна была пойти речь на сорванной пресс-конференции в Алматы.

«Я собирался на этой конференции в рамках своих полномочий осветить ряд моментов по уголовному делу Оксаны Шевчук. Я не говорю о ходе следствия, я говорю о процедурах, которые я не раскрывал в Фейсбуке и которые выходили за рамки материалов дела. Именно эти нюансы я собирался осветить. А мама Оксаны Шевчук хотела рассказать о своей дочери, о том, что было до задержания, что она почувствовала, передать общее состояние матери в данной ситуации», - сказал Нурпеисов корреспонденту МИА КазТАГ во вторник.

Как напомнил Нурпеисов, Шевчук подозревают в участии в запрещенной организации ДВК.

«Пятая статья Конституции Республики Казахстан говорит, что Казахстан признает политическое и идеологическое разнообразие. Это говорит о том, что за убеждения у нас судить нельзя, не имеют права. Оксана поднимала вопросы о социальных проблемах – платная медицина, платное детское образование, правовые вопросы, то, что у нас имеется разный подход к определенным лицам. Именно с этими вопросами она вышла на митинг. И теперь Оксану Шевчук подозревают в участии в запрещенной решением суда ДВК», - напомнил адвокат.

При этом он высказал предположение, что улики, якобы доказывающие вину его подзащитной, были подкинуты в ходе обыска.

«В рамках этого дела Оксане Шевчук вынесли такую санкцию как домашний арест. В рамках этой санкции ей запрещено выходить из дома без разрешения следователя, принимать у себя гостей, звонить по телефону, общаться по интернету. У нее все радиоэлектронное оборудование было изъято. Когда Оксана выезжала в поликлинику, она ставила в известность следователя, когда нас вызывали в ДВД, я сам за ней заезжал, привозил ее в ДВД, обратно ее отвозил. При этом вокруг ее дома было наблюдение. Участковый несколько раз приходил в ночное, в дневное время. Теперь ситуация с этим обыском. Когда у Оксаны строгое ограничение, и она никуда не выходит и к ней никто не приходит, вдруг находят в ящике с детскими вещами шесть листовок с призывом к митингу 6 июля. Каким образом они туда попали? На улице в контейнере, где рабочий инвентарь отца, находят дымовые шашки на самом видном месте. Если в доме несовершеннолетние дети, кто будет держать такие опасные вещи? Когда я туда приехал, меня пытались отстранить от участия в обыске, хотя это мое право как адвоката. Мне грубым образом препятствовали. Естественно, то, что нашли эти вещи у нее, вызывает большие вопросы. Логически – их подбросили во время обыска», - уверен юрист.

Кроме того, адвокат обратил внимание на странный ночной суд по изменению меры пресечения.

«Оксану увозят в департамент полиции, я тоже туда приехал как раз в 11 вечера. Мы ознакомились с изменением меры пресечения, я предполагал, что санкция у нас будет на следующий день. И тут меня ставят в известность, что сейчас непосредственно везут Оксану в следственный суд. В час ночи я был в следственном суде. Меня очень удивил ночной суд именно по санкциям. В уголовно-процессуальном кодексе не прописано, чтобы у нас проводились такие ночные суды. Установленное законом рабочее время для судов с 9:00 до 18:30 с перерывом на обед, а здесь получается ночной суд. Какая была необходимость? А необходимость такая, что днём туда бы пришли сторонники Оксаны. Чтобы избежать этого, и был ночной суд. С часу ночи до четырех утра мы ждали судью. В пятом часу у нас началось заседание. В 8:00 утра было оглашено постановление об удовлетворении ходатайства о санкционировании взятия Оксаны под стражу. И это аккурат перед 6 июля», - рассказал адвокат.

При этом он подчеркнул, что данная статья вообще не предусматривает содержание под стражей до суда.

«Эта статья предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на два года, а так там штрафы. Поэтому по этой статье санкция «взятие под стражу» не предусматривается. Это преступление небольшой тяжести. Но, тем не менее, Оксану арестовали», - отметил он.

По словам адвоката, в следственном изоляторе на Шевчук оказывалось психологическое давление, о чем она и просила его рассказать на пресс-конференции.

«Несколько дней Оксана находилась в одиночке. Они (следственные органы – КазТАГ) это списывали на то, что она, якобы, находилась в карантине. Когда я зашел к Оксане в следственный изолятор, краем ее возмущения было то, что сотрудники правоохранительных органов начали на нее давить. Они говорили, что если она не откажется от своих убеждений, то будет рассматриваться вопрос о привлечении ее мужа к уголовной ответственности за участие в этом же запрещенном судом движение ДВК, так как он Оксану поддерживает, финансирует и находится в ее ячейке. Что за абсурд? Что за бред? Это же муж! Он содержит свою семью. Муж на то и муж, чтобы быть всегда рядом при любых обстоятельствах. Это стало тем верхом возмущения у Оксаны, что она попросила меня именно это озвучить», - сказал Нурпеисов.

На журналистов напали 22 июля на пресс-конференции о преследованиях матерей в Казахстанском международном бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧиСЗ) в Алматы. У сотрудников МИА КазТАГ отобрали оборудование, а камеры журналистов телеканала «Алматы» и «Радио Азаттық» и вовсе полностью сломали. Была вызвана полиция, которая не предприняла никаких мер в отношении нарушителей.

Позднее в департаменте полиции (ДП) Алматы сообщили о начале досудебного по заявлению пятерых человек из числа организаторов пресс-конференции и СМИ, освещавших мероприятие в КМБПЧиСЗ по статье 389 (самоуправство) УК РК. В ДП отметили, что в ходе производства и изучения обстоятельств произошедшего уголовное дело может быть переквалифицировано. Вместе с тем, как сообщили в полиции, в ОП при УП Ауэзовского района поступили обращения еще троих граждан, утверждающих о нанесении телесных повреждений со стороны организаторов мероприятия и журналистов. По данному факту, как дополнили в ДП, будет проведена судебно-медицинская экспертиза.

В акимате Алматы, комментируя инцидент, заявили о необходимости безопасности работы журналистов.

В понедельник вечером стало известно, что заявления от пострадавших журналистов приняты, но расследование еще не началось, потому что руководитель отдела полиции (ОП) управления полиции (УП) Ауэзовского района Жасулан Туруспаев не подписал документ, а также, что во вторник состоится очная ставка, куда будут приглашать пострадавших.

23 июля первый посол США в Казахстане Уильям Кортни призвал президента РК Касым-Жомарта Токаева осудить нападения на журналистов в Алматы. Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир призвал власти Казахстана расследовать ситуацию с нападением на журналистов.

Адвокат Галым Нурпеисов, который должен был выступить на пресс-конференции 22 июля, выразил мнение, что нападение было тщательно спланированным, а также выразил обеспокоенность утверждениями министра внутренних дел Ерлана Тургумбаевая, отметив, что слова главы МВД ставят журналистов под угрозу. В частности, министр Тургумбаев ранее отверг версию об организованном характере нападения на журналистов, утверждая, что якобы произошла «ссора двух сторон», однако очевидцы и видеокадры с места событий свидетельствуют, что «ссоры двух сторон» на самом деле не было. Нет никаких свидетельств участия журналистов в конфликте как стороны «ссоры» нет – напротив, на кадрах видно, как журналисты ведут себя предельно корректно, не грубят, не применяют силу, не выражают агрессию, в отличие от нападавших.

Журналистами уже опознана одна из нападавших – Акжол Ахметова – ранее она на одном мероприятии играла роль помощницы акима Алатауского района Шахмердена Рыспаева и призывала его слушать. Также выяснилось, что Жеткеншек Жумаканов – муж Ахметовой, является инспектором управления по делам религий Алматинской области

Президент Международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз» Тамара Калеева нападение на журналистов во время пресс-конференции в Алматы назвала попыткой уничтожить площадку для свободного выражения мнений. События последних месяцев, по мнению фонда, демонстрируют уже эскалацию насилия в отношении журналистов в Казахстане.

Работники СМИ хотели осветить пресс-конференцию на тему «Государство борется с матерями и детьми».

«4 июля 2019 года следственным судом Алматы Жазире Демеуовой, Гульзипе Джаукеровой и Оксане Шевчук, в отношении которых ведется досудебное расследование по обвинению к принадлежности к ДВК (запрещенная организация «Демократический выбор Казахстана» – КазТАГ) изменили меру пресечения с домашнего ареста на содержание под стражей сроком на два месяца. Всем женщинам, на руках у которых малолетние дети (в том числе грудного возраста и с особыми потребностями) вменили активную подготовку к так и не состоявшемуся митингу на основании результатов «обысков». Адвокат Оксаны Шевчук поделится подробностями, как проводился обыск у его подзащитной, а также ее реальным отношением к организации, признанной решением районного суда экстремистской», - говорилось в анонсе мероприятия, который накануне получили журналисты.

На пресс-конференции должны были выступить адвокат Оксаны Шевчук Галым Нурпеисов и ее мама, взявшая на воспитание четверых детей арестованной.

Напомним, 1 мая около 80 человек были задержаны в результате мирных митингов в Нур-Султане и Алматы.

Протестные акции прошли и в других городах. Вышедшие на улицы граждане призывали бойкотировать выборы, выступали против переименования столицы и строительства АЭС, а также выражали поддержку задержанным в Алматы активистам – Асие Тулесовой и Бейбарысу Толумбекову, которые были арестованы на 15 суток за то, что развернули на Алматы Марафоне плакаты с надписями: «От правды не убежишь», #УМЕНЯЕСТЬВЫБОР, #ADILSAILAYUSHIN.

Протестные акции прошли 1 мая также в других крупных городах страны. Полиция назвала митинги несанкционированным, пообещав дать правовую оценку действиям митинговавших граждан.

Выступления многодетных матерей в гражданских акциях участились после того, как в ночь на 4 февраля произошел пожар в отдельно стоящем временном строении на территории частного жилого дома по улице Шынгыстау Сарыаркинского района Астаны. В ходе тушения пожара были обнаружены тела пятерых девочек: 2006, 2008, 2013, 2015 и 2018 годов рождения. Как уточнили спасатели, родители на момент инцидента были на работе. По мнению многих казахстанцев, трагедии можно было бы избежать, если бы необходимость работать в ночную смену не заставляла родителей оставлять детей одних без присмотра.

Результатом недовольства населения стали массовые выступления граждан с требованиями трудоустройства и повышения заработных плат в ряде регионов Казахстана, а также митингов многодетных матерей в крупнейших городах, в том числе в Астане и Алматы.

Источник фото: rus.azattyq.org/©Казис Тогузбаев.

Поделиться новостью: