Разорения, сокращения, отказ в 42500 – коронакризис в Казахстане глазами сферы обслуживания

Дата: 08:03, 08-04-2021.

Алматы. 8 апреля. КазТАГ – Ильяс Мынжасаров. В коронакризис тысячи казахстанцев, которые в «доковидный» период добывали средства на пропитание, работая в индустрии развлечений и гостеприимства в качестве официантов, туроператоров, шеф-поваров и других служащих, остались без средств к существованию, и как рассказали их бывшие работодатели – разорения, сокращения, отказ в 42500 – лишь малая часть проблем, с которыми они столкнулись.

«В первую очередь мы сократили те операционные расходы, которые не отражаются на качестве блюд и сервиса. До пандемии сокращение штата при нашем объеме работ казались невозможными, но в период частичного локдауна, когда работаем только на вынос и доставку, штат сокращен на 80%. Ежедневный кассовый разрыв доходит до Т1,5 млн в день», - рассказала КазТАГу основатель сети ресторанов быстрого питания Гульбану Майгарина.

Как оказалось, при подсчете расходов и доходов, необходимо учитывать специфику каждого региона.

«Мы наблюдаем значительную разницу в доходах и убытках в сети в зависимости от региона. Особенно трудно в городах, где режим работы установлен до 20.00, например, Караганда или Атырау, самый дорогой город в нашей сети, куда мы доставляем продукты из Алматы», - поделилась бизнесвумен.

С пандемией, по ее словам, прибавился фактор неопределенности, связанный с ограничительными мерами со стороны регулятора – санитарного врача.

«Об очередном постановлении узнаем в большинстве случаев накануне. Например, о постановлении от 21 марта узнали за пять часов до его выхода в свет. Соответственно в Алматы за те 10 дней все рестораторы потерпели огромные убытки. Там в принципе очень строгие ограничительные меры в отношении общепита – мы практически всегда работаем в режиме локдауна», - посетовала собеседник агентства.

Она отметила, что громко заявленные меры по поддержке бизнеса со стороны правительства на деле оказались малоэффективными.

«Частичные льготы были в прошлом году по начислению налогов с заработной платы. Остальные налоги мы оплачивали полностью. Программы были, но со своими подводными течениями и оказались нерабочими. Обязательства по кредитам сейчас бьют по карману – их отложили, не отменили, а ограничения продолжались все это время. И произошло начисление процентов на проценты», - поделилась Майгарина.

Ресторатор из Усть-Каменогорска Мухтар Тойбазаров дополнил, что рестораны не просто теряют доходы, а более того – несут огромные убытки.

«Убытки формируются от штата людей, которых необходимо содержать во всех ограничительных режимах и коммунальных затратах, которые в любом случае присутствуют: электричество, теплоснабжение зданий, водоснабжение, уборка территории от снега и мусора, охрана зданий. К этим расходам добавились чрезвычайные: покупка дозаторов, бактерицидных ламп, масок, ковриков, дезинфицирующих средств. Из этих постоянных необходимых затрат, превышающих доходную часть ограниченно работающего ресторана, складывается общий убыток», - пояснил бизнесмен.

В связи с тем, что ресторанам в качестве «альтернативы» «предложено» перейти в режим доставки, логичен вопрос – насколько такой режим рентабелен и способен покрыть расходы?

«Всем специалистам общепита понятно, что рестораны а-ля карт (обслуживание по меню) и доставочный общепит – это совершенно различные проекты. В первом кратно больше персонала, который не присутствует в доставочном бизнесе. Наборы технологического оборудования различны. Доставка никогда не составляет более 15% общего или былого дохода, службы доставки забирают 30% стоимости любого блюда. Доставка способна закрыть затраты неработающего ресторана лишь на 10-15%», - пояснил ресторатор.

Очевидно, что бизнесмены в подавляющем большинстве против ограничительных мер, хотя карантинные меры вводятся по всему миру даже в развитых странах, которые часто ставят в пример, но все не так просто.

«Мы понимаем опасность КВИ, но мы за эффективные, приносящие результат ограничительные меры. Введение карантина на два месяца выглядело бы оправданным, если бы государство за этот срок решило проблему дальнейшего нераспространения болезни. Продолжающиеся свыше года запретительные меры разрушающе действуют на экономику целого ряда отраслей, включая образование молодого поколения страны», - считает Тойбазаров.

Еще один ресторатор, представляющий довольно специфический бизнес – питейное заведение, пожелал остаться неназванным, но обратил внимание на то, что коронакризис затронул не только традиционный «общепит».

«Мы, если отбросить жеманность и кокетство – питейное заведение, а не семейный ресторан для ранних ужинов. Наши часы заработка – поздний вечер, поэтому щедрые предложения «работать до 20.00» для нас равносильны не работе вовсе. Людей, которые в 18.00 по секундомеру летят в бар, чтобы до 19.00 взять последний заказ и напиться, у нас нет. В этой связи все мероприятия, активности и планы летят в трубу», - сказал собеседник агентства.

Принимаемые властями меры он, как и многие другие представители отрасли, считает половинчатыми.

«У меня, в свете мировой практики, претензия лишь одна – почему меры вводятся выборочно, на основании какой статистики и к чему полумеры? У меня, к сожалению, нет цифр по способам заражения с разрезом по индустрии. Но как на передовицу попали рестораны и парикмахерские, но не попали рынки, где ротация и плотность людей в разы выше?» - посетовал бизнесмен.

К такому форс-мажору, как массовое закрытие границ и отмена рейсов, не была готова и туристическая отрасль.

«В марте 2020 года закрылись границы. Туристы начали требовать свои деньги обратно. Так как деньги были уже потрачены на покупку билетов, бронирование отелей, у туроператоров не было возможности возвращать деньги. Начались судебные иски. Я смогла расплатиться из своих личных средств, но далеко не все турфирмы имели такую возможность. Половина нашего чата из 256 коллег разорилась. Почти шесть месяцев просидев без работы, 15 сентября наконец-то вышли. Сейчас очень большой ажиотаж – видимо, люди устали и вовсю пользуются возможностью где-то отдохнуть. За счет этого мы сейчас зарабатываем даже больше, чем в докарантинное время. Но все равно есть страх и чувство неопределенности – если будут вводить такой же локдаун, как и год назад, то я думаю, что разорятся еще 20% компаний на рынке», - сказала Алия (имя изменено по просьбе спикера) – учредитель одной из турфирм Нур-Султана.

Если собственники бизнеса о своих проблемах говорили более или менее открыто, то простые работники индустрии гостеприимства делились своими трудностями менее охотно – многие попросили не раскрывать или изменить их имена, опасаясь проблем в дальнейшем из-за данной публикации.

«Работала лашмейкером (наращивание ресниц – КазТАГ). С связи с локдауном в Алматы, с закрытием салонов осталась без работы. Сейчас с одной девушкой совместно открыли маленький кабинет – пока работа не так кипит как прежде, но на хлеб хватает. В сфере красоты работаю два года. Во время первого локдауна уехала в деревню. При открытии снова вызвали, потому что есть клиенты, которые уже привыкли именно к моему наращиванию. Сейчас клиентов нет, потому что по договору мы не общались с клиентами напрямую, и нам их предоставлял салон. Сейчас набираем клиентов по листовкам и рекламе», - рассказала собеседница агентства.

Сотрудница кинотеатра из Караганды поделилась, что уже больше 10 лет работает администратором.

«Начинала контролером, дальше кассиром, старшим кассиром. Наша сфера первой попала под карантин – залы закрыли 13 марта 2020 года. Мы, как и все подавали на Т42,5 тыс., выплата пришла где-то 80% сотрудникам. Подавали на вторую выплату за апрель – пришел поголовный отказ, единичные случаи, когда выплата пришла. Отказ в фонде страхования мотивировали просто – никак», - поделилась женщина.

Затем, по ее словам, последовали долгие месяцы ожидания открытия.

«Где-то 30% сотрудников ушли на другую работу – в основном молодежь. В середине ноября 2020 года нас открыли, оставшиеся стали работать в новых условиях. Проработали пару месяцев и нас снова закрыли. 8 февраля снова открыли и 20 марта снова закрыли. Один месяц работали полностью, остальные – нет. Уровень зарплаты традиционно невысокий. Посетителей нет. Набираются сеансы только на вечер, и то не всегда и уж точно меньше 30%. От прежнего оборота теперь 15-20%. Мы не знаем, что будет дальше и это удручающе. Специалисты уходят, взрослые люди не могут никуда устроиться, но всем нужно кормить свои семьи», - посетовала собеседница.

Мастер массажа из Павлодара Алия Альпиева сообщила, что работает в данной сфере четыре года.

«В прошлом году мы всю весну и лето не работали. Сейчас мы работаем полноценно, но с соблюдением всех мер безопасности. После первого локдауна все сотрудники вернулись и сейчас в строю. Изменился состав клиентов – из-за пандемии люди начали больше обращать внимания на свое здоровье. Если раньше больше обращались девушки, которых беспокоила внешность и красота, то сейчас очень много подростков. Из-за того, что многие перешли на удаленку, много обращаются с проблемами на позвоночник. Мне кажется, мы сделали много правильных выводов из-за этой пандемии. Люди начали внимательно относиться к гигиене и следить за своим здоровьем», - заключила Альпиева.

Источник фото: КазТАГ/©Мадина Алимханова.


Поделиться новостью: