Ольга Бедер: Учителей надо перестать считать за рабов

Дата: 09:47, 29-01-2019.

Алматы. 29 января. КазТАГ – Владимир Радионов. В 2018 году в правительстве Казахстана озаботились повышением статуса педагога – в профильном министерстве был разработан проект закона «О статусе учителя», который был вынесен на всенародное обсуждение, а в феврале, по проекту разработчиков, уже должен быть внесен в мажилис парламента. Как воспринимают статус педагога не в министерстве, а в самой педагогической среде и как его повышать, о плюсах и минусах обновленной системы обучения, о месте школы в воспитательном процессе – наш разговор с педагогом с 20-летним стажем, учителем иностранных языков Ольгой Бедер. Сегодня наша героиня уволилась из школы, уйдя на «вольные хлеба», но осталась «почасовиком» немецкого языка в Назарбаев интеллектуальной школе (НИШ), поэтому имеет право сравнивать отношение к педагогическим кадрам в рядовой и элитной школах, а также оценивать ситуацию со стороны.

- Ольга Романовна, что, на ваш взгляд, определяет статус педагога? «Педагог» вроде звучит гордо. А «школьный учитель»? Бытует мнение, что в школу сегодня идут работать либо «богом чокнутые» фанатики своего дела, либо неудачники. Каков сегодня статус школьного учителя, коль МОН озаботился разработкой отдельного закона «О статусе педагога»?

- Понятия могут быть обманчивы, потому что «педагог» («ведущий ребенка» с древнегреческого – КазТАГ) изначально – это раб, сопровождающий ребенка в школу.

Что касается статуса – это явление многогранное, складывается из различных мелких деталей. Коль скоро МОН озаботился статусом педагога, то, стало быть, и наверху осознали, что дело обстоит из рук вон плохо. Над «падением статуса» работа велась в течение последних десятилетий. Это и маленькая зарплата, и тяжелая работа, и легкая доступность для всякого рода критики с самых разных сторон: чиновников, родителей, самих учеников. А вспомните фильмы и рекламные ролики последних времен: учителя почти везде глуповатые, некрасивые, озлобленные люди, в лучшем случае – симпатичные неудачники не от мира сего. Такие качества вряд ли вдохновят молодых людей идти на поприще учительства и добавят авторитета в глазах детей.

Сегодня в школе работать очень трудно, но, тем не менее, там остаются творческие люди, которые действительно любят свою работу и поэтому не уходят. К сожалению, их становится все меньше, несмотря на провозглашаемые добавки и блага, потому что на самом деле перемен к лучшему очень мало.

- Вы имеете опыт работы как в рядовой общеобразовательной школе, так и в НИШ. Наверняка там различно понимается статус педагога?

- Что касается различий между обычной средней школой и НИШ, действительно, в последней присутствуют некоторые особенности, которые, безусловно, должны быть распространены на все школы.

Это, во-первых, более высокая ставка часа – высокая оплата позволяет учителю иметь меньше часов, что влечет за собой более качественную подготовку к урокам, работу творчески.

Вторая очень важная особенность – в НИШ разграничены обязанности учителя обучающего, то есть предметника, и учителя-воспитателя, то есть классного руководителя. Эти обе миссии серьезны, совмещать их очень трудно, работы очень много и в том, и в ином направлении. Работать качественно, совмещая эти функции, можно сказать, нереально. И если педагог занимается либо обязанностями только классного руководителя, либо преподавателя – достигнуть можно гораздо большего.

В-третьих, в НИШ более высокое оснащение. Это тоже немаловажно – всегда приятно работать с качественными канцелярскими материалами и современной техникой.

Что еще можно сказать, в президентских школах и администрация, и ученики, и родители нацелены на результат, смотрят, в основном, на качество педагога, умеют более ценить кадры, чем в обычных школах.

- Немаловажная составляющая статуса – зарплата, уровень которой в системе образования оставляет желать лучшего. В частности, материальное поощрение передовых педагогов проектом закона «О статусе педагога» отдано на откуп местным исполнительным органам – акиматам. Не правильнее ли было бы разработать на уровне МОН систему премирования педагогов за определенный уровень успехов – для придания поощрениям объективности и повсеместности?

- Прежде чем говорить о каких-то повышениях и поощрениях тех педагогов, что достигли определенных высоких показателей в своей деятельности, нужно говорить обо всех учителях, о молодых, начинающих, об их заработной плате вообще. Дело в том, что сегодня зарплата учителя такова, что она никоим образом не дает ему возможности обеспечивать нормальные человеческие потребности.

Простой пример из жизни, если вернуться к статусу как явлению многогранному. Одно из проявлений статуса – это внешний вид, тем более это важно – 90% педагогов – женщины. Эта женщина должна быть удобно и со вкусом одета – чтобы быть статусной для учеников, родителей, коллег. Сколько стоит хорошая обувь? 40-50 тысяч тенге. А для учительницы удобная обувь – это очень важно, ведь большую часть своего времени она проводит на ногах. Так вот стоимость этой пары туфель – больше половины зарплаты молодой учительницы, получающей 70-80 тысяч тенге в месяц, это сумма для нее неподъемная. О каком статусе можно говорить, если рядовой учитель не имеет возможности нормально одеться, купить качественные продукты питания для своей семьи, съездить один раз в год на отдых? Если надбавки, награды, поощрения доступны немногим педагогам, которые добились особых успехов, какого наплыва в школы молодых специалистов можно ожидать? Чтобы стать поощряемым учителем, надо работать годы и годы, и безо всяких поощрений. Поэтому в первую очередь надо говорить о базовой зарплате учителя.

Чтобы стать тем учителем, который имеет призеров, научные публикации, влияющие на статус, чтобы самому участвовать в различных конкурсах, чтобы проводить уроки, которые могут быть высоко оценены и тем самым повлиять на повышение категории, для этого, как ни странно, нужны деньги, деньги, деньги. На публикации, на участие в конкурсах, на участие в олимпиадах учеников. Знаю немало случаев, когда учителя платят за своих учеников, чтобы те могли участвовать в конкурсах. Да что уж там: учителя вынуждены за свой счет покупать те же канцелярские принадлежности, чтобы красиво оформить свои показательные открытые уроки. И зачастую эти траты перекрывают надбавки и поощрения, которые учитель получит в итоге.

Кстати, о размерах. Все эти громко провозглашаемые поощрения делаются процентом от должностного оклада. В результате учитель первой или высшей категории может иметь надбавку в 7-9 тысяч тенге. Согласитесь, такая сумма не играет большой роли в семейном бюджете – на нее можно лишний раз сходить в продуктовый магазин, какое уж тут повышение благосостояния. К тому же, если эти поощрения спущены на места, местные органы отговариваются, что в бюджете нет денег, и учителя ждут своих надбавок месяцами, пока это все не обесценится.

Как говорил Марк Твен, что слухи о его смерти сильно преувеличены, так и сообщения об учительском благосостоянии не менее сильно раздуваются и преподносятся обществу с более выгодной стороны, чем это есть на самом деле. Я считаю, что без всяких поощрений и надбавок каждый педагог, чтобы повысить свой статус, должен иметь достойную зарплату, которой хватает, чтобы обеспечить элементарное существование. А успешные педагоги должны становиться людьми состоятельными. Только тогда можно говорить о статусе педагога. Когда большинство педагогов считают тенге до получки, то до статуса ли тут.

Немаловажным будет сказать о привлечении в школу мужчин, потому что мужское влияние на детей неоценимо как в преподавании, так и воспитании. Но увы – мужчины идут в школу крайне редко, опять же из-за того, что на свою зарплату они не смогут кормить семью.

- Помимо закона «О статусе педагога» планируется внесение изменений в Кодекс об административных правонарушениях, где планируется введение штрафов за унижение чести и достоинства педагога, а также за привлечение педагога к видам работ, не связанных с его профессиональными обязанностями. Насколько это, на ваш взгляд, необходимо? Повысит ли материальная ответственность уважение к учителю?

- Начну с конца вашего вопроса. Что касается посторонних видов деятельности, к которым привлекаются педагоги, то об этих вещах много говорится. Достаточно много лет назад ни кто иной, как наш президент Нурсултан Назарбаев сказал: «Дайте врачам лечить, а учителям – учить». Но сделано вслед этому посылу было очень мало. Поныне педагоги обязаны организовывать какие-то городские мероприятия и присутствовать на них, обходить дома и изучать жилищные условия учеников – в общем, ответственны за то, что к их профессиональной деятельности не имеет никакого отношения. Об этом говорил прежний министр образования, мол, никаким документом подобная деятельность не обоснована, но это делается до сих пор почти во всех школах.

Необходимо сказать и о вале документации, что оформляется каждым учителем – это тоже не совсем вяжется с задачей «учить». У всех, кто так или иначе связан со сферой образования, на слуху последние громовые заявления, что учитель должен заполнять всего пять документов. Но слова – они слова и есть. На самом деле количество документации не уменьшается. Многочисленные проверки требуют отразить знания учеников. А в чем их отразить, как не в бесконечных диаграммах, таблицах, анализах? Так что документооборот процветает.

Электронная система «Күнделік», призванная облегчить труд учителя, только усугубила проблему. Мало того, что система несовершенна, во многих школах – неважный интернет, поэтому параллельно ведется и бумажная документация, которая подтверждает электронную.

Еще один спорный момент – это пятидневка, которая существует для учеников. Казалось бы, должна она существовать и для учителей. По крайней мере, вице-министр образования Эльмира Суханбердиева озвучила это в своей статье – у учителя должен быть свободный день хотя бы для самообразования, не говоря об отдыхе.

Но документально обосновать право на свободную субботу те же школьные профсоюзы, например, не могут. В Трудовом кодексе все сказано очень обтекаемо. Откуда-то берутся 40 часов, которые человек в неделю должен отработать. О каких 40 часах может идти речь применительно к учителю, зарплата которого формируется за часы и за классное руководство?

На практике же все сводится к еще более обтекаемой формулировке – «на усмотрение школьной администрации». А администрация склоняется к тому, что суббота очень хорошо подходит для разного рода совещаний, заседаний и прочей работы, которая нагружает учителя порой гораздо больше, чем собственно проведение уроков.

Что касается защиты педагога от оскорблений и нападок, и за это будут предусмотрены меры – это было бы прекрасно. Но по своей практике скажу (и коллеги наверняка со мной согласятся) – учителя мало верят в обещания.

- Наверняка от педагогических кадров зависит и успешное внедрение обновленной системы образования, которую не критикует разве что ленивый. А каково ваше мнение о ней?

- Обновленная система образования – вещь сложная, когда нельзя однозначно сказать, годна она или нет. Но так как она внедряется сегодня – поспешно, формально, прикрывая фактическую сторону дела фикцией – вот это действительно никуда не годится.

Действительно, человеку, который хочет учиться, не нужна оценка. Она иногда и мешает, если учащийся гонится за оценкой, а не за знаниями. Суть обновленной системы, что образование должно быть направлено на добывание новых знаний, а не на получение существующих, верна. Но это требует вдумчивого подхода, тщательной разработки.

Да, ученики могут добывать знания сами, а не только получать их готовыми. Но для этого нужно ограничить количество материала, той информации, которую они должны получить. Потому что это гораздо более медленный процесс, чем тот, когда готовые знания объясняет педагог, подкрепляя это еще и примерами. У нас сложился феномен: количество материала, информации, необходимой для усвоения, осталось прежним, а то и увеличилось, и это дети должны изучить сами. В данном случае познание носит поверхностный характер. Более того, по большинству предметов часы сокращаются, и это создает не лучшие условия, чтобы ребенок что-то усваивал: неважно, находя эту информацию сам или получая от учителя.

Можно корабль «обновленки» провести по морю реформ, но для этого нужен очень вдумчивый учитель, который смотрит в корень предмета и видит, что есть суть, что есть дополнения, что есть второстепенное или вовсе ненужное. Возвращаясь к вышесказанному, таких людей в школах очень мало и становится все меньше

И к тому же, необходимо формирование нового мышления у ученика. Мне кажется, если бы безоценочную систему начали внедрять с первого класса, с первого дня обучения в школе, это было бы гораздо продуктивнее, чем переводить на нее тех, кто учится уже шестой-седьмой год и получает оценки.

- А суммативное оценивание за раздел (СОР) и суммативное оценивание за четверть (СОЧ) отвечают задаче добывания новых знаний? Если посмотреть форумы, где общаются родители сегодняшних школьников, они не в восторге от этого нововведения: мол, количество отличников и хорошистов резко снизилось.

- Учителя, скажу вам, тоже не в восторге. СОР и СОЧ – это те три буквы, о которые сегодня спотыкается и учительство. Зачастую тексты СОР и СОЧ спускаются сверху, и наблюдается явное несовпадение того, что прошли ученики, с тем, что они должны отразить в контрольной работе. По своей практике преподавания английского языка могу отметить, что занимаются дети по одному учебнику, а СОР и СОЧ составляются по другому. Язык, конечно, остается языком, но разные учебники предлагают разный лексический материал, а это уже составляет для ребенка определенные трудности.

Более того, нельзя не принимать во внимание человеческий фактор. Ребенок может всю четверть заниматься хорошо, но на сдачу СОЧ прийти с головной болью, элементарно переволноваться и написать плохо, и это отразится на его оценке.

Что же до количества отличников и хорошистов – да, оно уменьшилось. С одной стороны, это процесс нормальный, потому что отошла погоня за оценкой, ведь часть отличников и хорошистов имеют оценки дутые, которые достигаются просьбами, отработками, не помогают, а создают фикцию. Но отчасти их число уменьшилось и потому, что оценивание по системе СОР и СОЧ носит не систематический, а зачастую случайный и стихийный характер. А фиктивные оценки остаются. Пока требуется качество знаний свыше, пока есть признанные и непризнанные рейтинги школ и администрация головой отвечает за место, которое школа заняла в этом рейтинге – это было, есть и будет.

- Можете ли вы оценить уровень сложности новой школьной программы? Опять же обращаясь к мнению родителей, они утверждают, что даже для первоклассников впору нанимать репетиторов.

- Нельзя сказать, что школьная программа настолько уж сложна. Гораздо страшнее то, что она нелогична, перегружена различными фактами, информацией, которая детям не нужна, материалом, применение которого на уроке необоснованно. Только ленивый не критиковал преподавание в последнее время русского языка, который преподается с обсуждением погоды и прочего – и это основной пример того, как быть не должно.

Что же до найма репетиторов в первом классе, то тут еще многое зависит от родителей, которые, возможно, не отличаются терпеливым нравом. Со временем все встанет на свои места. Могу вспомнить себя: весь первый класс я писала как курица лапой, но мама относилась к этому с терпением. Ребенку нужно акклиматизироваться, что называется, в школе, врасти в процесс обучения

Ну и еще один момент, который хотелось бы отметить: родители нового поколения, если можно так сказать, воспитаны в том духе, что ребенок должен быть лидером, лучшим, преуспевать во всем. И наем репетиторов – это следствие не только школьной программы, но и родительского тщеславия.

- На ваш взгляд, каково должно быть место школы в воспитании детей? Не завышены ли к ней требования? В последнее время наблюдается, как мне кажется, «потребительское» отношение к школе со стороны самих родителей: мол, школа должна полностью взять на себя воспитательный процесс.

- Школа должна в первую очередь учить. Если навалить на нее целый воз различных функций, то можно с уверенностью говорить, что они останутся невыполненными. Но если школа поставит перед собой целью качественное обучение, она все равно будет воспитывать – общением, коллективным трудом, примером. Воспитательная функция никуда не уйдет, но выполняться будет лучше, если не будет вменяться в непосредственную обязанность и налагаться тяжким ярмом.

В общем, повторюсь еще раз, и в целях обучения, и в целях воспитания в образовании должны работать профессионалы. Как сказал в одном интервью бард Олег Митяев, в школах должны работать самые лучшие, самые яркие люди за хорошие деньги. Если это будет, тогда и надобность в законе «О статусе педагога» отпадет сама собой.

Источник фото: pixabay.com

Поделиться новостью: