Экспертное мнение: Жовтис не видит повода для ликования по поводу инициатив Токаева на НСОД

Дата: 11:43, 25-12-2019.

Алматы. 25 декабря. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Юрист, правозащитник, директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис не видит повода для ликования по поводу инициатив президента Касым-Жомарта Токаева, озвученных на втором заседании Национального совета общественного доверия (НСОД).

«Посмотрите, где проходят пикеты, митинги и демонстрации в подавляющем большинстве тех стран, в 30-ку которых мы пытаемся войти, и все станет понятно. Так что нужно посмотреть, как все это будет урегулировано в новом законе, поэтому особого повода для бурного ликования я пока не вижу», - прокомментировал Жовтис для КазТАГ политические инициативы президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, озвученные на заседании НСОД.

По словам юриста, на незадолго до выступления президента группа правозащитников, гражданских активистов и общественных деятелей выступила с заявлением по поводу соблюдения конституционного права граждан в Казахстане на мирные собрания.

«В нем были перечислены необходимые условия для того, чтобы право на мирные собрания в нашей стране соблюдалось, и его обеспечение соответствовало международным стандартам. Первое, граждане выходят на улицы и площади не потому, что им негде собраться, а потому, что они хотят донести свои проблемы, несогласие и протест государству. Поэтому они выходят не в отдаленные парки и скверы, а на центральные улицы, площади и к зданиям государственных органов, чтобы выразить свое отношение к событиям, решениям, действиям непосредственно властям, СМИ и обществу. И в международной практике этот принцип определен как «в пределах видимости и слышимости» той аудитории, к которой этот митинг, пикет или демонстрация обращены», - подчеркнул правозащитник.

И это, по его мнению, должно быть закреплено в новом законодательстве.

«Второе, граждане не должны просить у властей разрешения на пикет, митинг или собрание, потому что это их конституционное право. Поэтому разрешительный принцип должен быть в новом законодательстве заменен на уведомительный. Третье, граждане должны иметь право проводить пикеты, митинги и демонстрации в любых общественно доступных местах. Государство может определить исчерпывающий перечень мест, где мирные собрания могут быть запрещены, к которым могут относиться опасные производства, оборонные предприятия и места, представляющие опасность для жизни и здоровья. Четвертое, государство должно предусмотреть возможность проведения спонтанных (без уведомления) мирных собраний в тех случаях, когда по объективным причинам произошедшие события или острота вопроса повлекли за собой немедленную реакцию граждан», - считает Жовтис.

В любом случае, добавил он, «власти должны действовать исходя из презумпции в пользу права на мирные собрания, даже если уведомление не было направлено, до тех пор, пока собрание имеет мирный характер».

«Пятое, государство должно обеспечить понятную быструю и эффективную процедуру уведомления и коммуникации с организаторами и участниками мирных собраний, а правоохранительные органы должны действовать исходя из своих обязанностей обеспечения права граждан на мирные собрания и диалог», - перечислил собеседник агентства.

По мнению спикера, из указанных пяти фундаментальных принципов президент сказал только об одном – о переходе от разрешительного к уведомительному порядку проведения мирных собраний.

«Но уведомление же само по себе не гарантия беспрепятственного проведения пикета, митинга или демонстрации, потому что мирное собрание можно запретить, и оно сразу опять станет незаконным. Поэтому меня насторожило, что президент говорит о том, что у маслихатов будет право устанавливать какие-то специализированные места, такие «резервации» для собраний несогласных или протестующих. Ничего подобного ни в международном праве, ни в зарубежной практике, если мы, конечно, не говорим о Северной Корее или Туркменистане, нет. Там, правда, и вообще никаких мест нет», - констатирует юрист.

Граждане, уверен он, должны иметь право протестовать там, где их протест может быть услышан и увиден, а не на окраинах или в выделенных скверах и парках.

«Аргумент, что мирные собрания не должны мешать покою граждан, несостоятелен. Можно ли утверждать, что протестующие или несогласные – не граждане? Как международный эксперт по праву отмечу, что улицы и площади предназначены не только для проезда и прохода одних граждан, а и для выражения несогласия других граждан. Центральные площади крупных городов исторически использовались как места для проявления общественного мнения. Да, есть конкурирующие права и из-за десятка человек нет необходимости перекрывать центральные улицы или освобождать площади от едущих, идущих и торгующих. Но когда речь идет о сотнях или тысячах граждан, реализующих свое конституционное право на мирные собрания, митинги и демонстрации, то едущие, идущие и торгующие могут на два-три часа «подвинуться», потому что право митингующих граждан на мирное собрание ничем не отличается от их прав. Крупные митинги и демонстрации не проходят каждый день, неделю или месяц. А при проведении пикетов и небольших митингов вообще проблем с нарушением прав других граждан нет», - отметил эксперт.

На вопрос, считает ли он достаточным смягчение условий (раньше для регистрации нужно было 40 тыс. членов, тогда как Токаев предлагает снизить этот порог до 20 тыс. членов) для создания политической партии, собеседник агентства ответил вопросом на вопрос: «достаточным для чего?»

«Для создания конкурентной политической среды, политического и идеологического многообразия, как записано в Конституции, безусловно, нет. Кому и чем помешала существовавшая в начале 90-х годов численность в 3 тыс. человек для регистрации политической партии? Что, у нас тогда появились сотни партий, которые стали создавать какие-то проблемы? Кому и в чем? Извините, что на вопрос ответил кучей других вопросов», - сказал спикер.

Для сравнения Жовтис привел условия для создания политических партий в других странах.

«В соседней России с населением около 150 млн человек для регистрации нужно 500 человек и филиалы в половине субъектов федерации, в Грузии с населением менее 4 млн – 300 человек, и сейчас там существует более 200 политических партий. Не буду говорить о западных странах, где очень по-разному, а где-то даже обязательной регистрации политических партий нет, но во всяком случае нигде нет ничего похожего на наши требования. А в нашем унитарном государстве – 50 тыс., потом 40 тыс., теперь вот, невероятный прогресс – 20 тыс. да еще филиалы в каждом регионе с необходимым минимальным количеством членов», - сказал правозащитник.

И сразу же эксперт добавил условия, при которых будет учтено мнение всех и каждого.

«Если мы хотим создать демократическую плюралистичную политическую систему, тем более без достаточных политических традиций после 70 лет советской однопартийной власти, то нужно максимально облегчить условия создания политических партий, обеспечить равный доступ к избирателям и общенациональным средствам массовой информации, и пусть сами избиратели на свободных и справедливых выборах, извините за тавтологию, выбирают. Еще надо снизить порог для прохождения политических партий в парламент. Тогда право на участие в политической жизни, в управлении граждан своей страной и принятии решений будет не только на бумаге», - уточнил собеседник агентства.

По поводу замены определения «возбуждение» на «разжигание» в статье 174 Уголовного кодекса РК спикер высказался позитивно.

«Все наше законодательство касательно экстремизма, а это «экстремистская» статья, не соответствует одному из фундаментальных принципов международного права в области прав человека – принципу юридической определенности и предсказуемости. Поэтому любые шаги в попытке уточнить какие-либо понятия или формулировки можно только приветствовать», - согласился Жовтис.

Однако призвал посмотреть на эту проблему шире.

«Но дело ведь не только в уточнениях, дело в концептуальных подходах. В международном праве и практике существуют четко определенные понятия и термины. Это язык ненависти («hate speech») и преступления ненависти («hate crime»). В первом случае речь идет о злоупотреблениях свободой слова и выражения мнения, представляющих собой разжигание ненависти или вражды и составляющих реальную угрозу насилия в отношении какой-то социальной, этнической или другой группы или меньшинства, или их представителей. В этом случае это криминализовано и дает основания для уголовного преследования. Тем более, когда в результате таких действий имеются тяжкие последствия. Классические трагические примеры из истории – деятельность господина Геббельса в Германии в 30-40-х или роль «Свободного радио и телевидения тысячи холмов» в геноциде в Руанде в 90-х годах прошлого века», - подметил эксперт.

Во втором случае, конкретизировал собеседник агентства, речь идет о тяжких общеуголовных преступлениях, где мотивом является ненависть или вражда.

«Поэтому использование в законодательстве, в том числе уголовном, четких формулировок, позволяющих, с одной стороны, преследовать разжигающих ненависть и вражду и призывающих к насилию, а с другой – не посягать на свободу слова и выражения мнения и не преследовать несогласных граждан на основании явно сфабрикованных обвинений или политически заказанных судебно-филологических и прочих экспертиз, конечно, станет серьезным шагом вперед», - уверен спикер.

Поэтому он предложил не торопиться.

«Но, как говорится, будем посмотреть, как это будет выглядеть в соответствующем законопроекте. А пока количество политзаключенных, осужденных как еще по старой 164-ой, так и по новой 174-ой при явном несоответствии всем тем критериям, о которых я сказал выше, только растет», - дополнил Жовтис.

На вопрос, что даст Казахстану перевод статьи 130 Уголовного кодекса о клевете в Административный кодекс, эксперт ответил, что главную проблему это никоим образом не решает.

«Главная проблема, как мне представляется, это обеспечение в нашей стране свободы слова и выражения мнения и исключение возможности для «сильных мира сего», прежде всего чиновников, использовать обвинение в клевете против журналистов и критически настроенных граждан, чтобы их, грубо говоря, «заткнуть». Но мне эта мера (перевод статьи о клевете в сферу административных правонарушений – КазТАГ) представляется недостаточной, потому что проблема и шире, и комплекснее», - убежден собеседник агентства.

Спикер предложил для начала выполнить три главных условия.

«Во-первых, нужен независимый и справедливый суд, для которого гражданин и аким, и министр совершенно одинаковы, который обеспечит беспристрастное и основанное только на законе, а не на политических и иных соображениях, судебное разбирательство. Во-вторых, нужно исключить из законодательства повышенную защиту чиновников от посягательств на честь и достоинство. Они – нанятые на деньги налогоплательщиков менеджеры и государственные служащие, а не небожители. Есть прекрасное решение проблемы: не хочешь, чтобы ругали, в том числе и нецензурно, или распространяли недостоверную информацию, не становись президентом, министром, акимом или депутатом. Никто ведь не заставляет. А взялся отправлять государственную власть, терпи. Это такой отрицательный бонус за занятие государственной должности. В-третьих, надо разобраться с еще рядом статей уголовного законодательства, в том числе за распространение заведомо ложной информации, различные виды пропаганды и так далее, чтобы в них были четкие определения, не позволяющие властям ими манипулировать и интерпретировать в собственных интересах», - озвучил правозащитник.

По мнению эксперта, настала пора разобраться с оценкой морального вреда и ущерба деловой репутации.

«А то у нас чиновники требуют десятки миллионов и им их присуждают, а за пытки государство возмещает, к примеру, Т100 тыс. Так что декриминализация клеветы это только начало пути», - резюмировал Жовтис.

Напомним, 20 декабря в своем выступлении на втором заседании НСОД Токаев озвучил ряд политических инициатив. В частности, он призвал приступить к внедрению уведомительного принципа организации митингов, говорил о смягчении условий для регистрации политической партии, предложил гуманизировать статью 174 Уголовного кодекса РК, перевести статью 130 Уголовного кодекса о клевете в Административный кодекс.

Источник фото: Пресс-служба президента РК.

Поделиться новостью: