Экспертное мнение: Колебания курса тенге нервируют граждан и заставляют инвесторов «брать паузу»

Дата: 11:16, 14-12-2018.

Алматы. 14 декабря. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Колебания курса тенге нервируют граждан и заставляют инвесторов «брать паузу», считает эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) при Фонде первого президента РК Сергей Домнин.

«После потрясений 2015-2016 годов потребительский сектор, по-видимому, стал менее восприимчив к изменениям обменного курса, и в основном перестал перекладывать рост курса доллара в ожидания с запасом, как было после девальваций 2009-го, 2014-го и 2015-го. Однако зависимость, конечно, сохраняется: курсовые колебания нервируют граждан и заставляют инвесторов переносить решения на следующие периоды, когда появится большая предсказуемость, либо искать методы управления валютным риском», - прокомментировал С. Домнин для КазТАГ сообщение пресс-службы Национального банка РК о том, что за 11 месяцев 2018 года тенге ослаб на 11,8%.

Однако, по его мнению, линейного эффекта на инфляцию ослабление тенге не оказало: она находится в пределах целевых значений и подчиняется, главным образом, внутренним факторам.

«Те непродовольственные товары, по которым высока доля импорта во внутреннем потреблении, подорожали заметно ниже, чем вырос курс: по данным комитета по статистике министерства национальной экономики РК, на одежду и обувь цены выросли на 7,7% (доля импорта – 70-100%), предметы домашнего обихода – 6% (доля импорта по большинству бытовых электроприборов достигает 100%), автомобили – 7,8% (доля импорта – около 50-70%», - заметил эксперт.

На вопрос, от каких конкретно факторов зависит волатильность тенге, С. Домнин отметил, что если в 2016 году была заметна высокая зависимость курса тенге/доллар от цен на нефть, то в 2018 году тренд изменился – сейчас в большей степени проявляется зависимость от обменного курса (российского – КазТАГ) рубля (коэффициент корреляции 0,9).

«Но дело ведь не только в рубле. Примерно на этих же значениях происходит корреляция с обменным курсом таких валют развивающихся стран, как турецкая лира, южноафриканский рэнд и даже китайский юань», - уточнил эксперт.

Еще более высокой, продолжил С. Домнин, является корреляция тенге с индексом доллара (отражает изменения курса доллара США к шести валютам развитых стран).

«То есть на отрезке длиной в год проявляется более высокая зависимость от мировой конъюнктуры, двумя главными событиями которой в уходящем году стали продолжение повышения ставки ФРС (Федеральной резервной системы – КазТАГ) и различные негативные явления на рынках развивающихся стран», - отметил эксперт.

На вопрос, как банковский регулятор в принципе относится к идее валютных интервенций, С. Домнин ответил, что Нацбанк ее не отвергает.

«Так, в Основных направлениях денежно-кредитной политики РК на 2018 год указывается, что «значительные и дестабилизирующие краткосрочные колебания обменного курса, не имеющие под собой фундаментальной основы, будут сглаживаться интервенциями», - напомнил эксперт.

Более того, по его словам, регулятор в ежемесячном формате публикует данные о нетто-покупке и нетто-продаже валюты.

«В последние два месяца (октябрь-ноябрь) Нацбанк отчитывался о нулевых нетто-интервенциях. Это не означает, что казахстанский регулятор не проводит интервенции вообще, но значительного искажающего эффекта на рынок он, по-видимому, не привносит», - предположил С. Домнин.

Если сравнить режим обменного курса до осени 2015 года при фиксированном курсе и после в условиях валютного таргетирования с заявленным свободно плавающим курсом, подчеркнул эксперт, то становится очевидно, что курс тенге стал в большей степени определяться рыночными факторами, чем политическими решениями.

«Причем, ключевые рыночные факторы внешнего характера – это цена на нефть, динамика курса рубль/доллар, изменение ставки ФРС, состояние экономик других развивающихся стран», - перечислил С. Домнин.

Отвечая на вопрос, можно ли полностью исключить влияние политических факторов на политику Нацбанка, эксперт подчеркнул, что нельзя в полной мере исключить такую возможность.

«Независимость Нацбанка – это, скорее, цель, чем характеристика текущего состояния. И дело не только в особенностях казахстанской политической системы, экономики и финансового сектора. Несмотря на высокий уровень доверия нынешнему главе регулятора со стороны президента, аппаратный вес главного банкира страны пока не настолько велик, чтобы можно было полностью исключить попытки давления со стороны тех или иных групп элиты», - подытожил С. Домнин.

Напомним, 11 декабря МИА «КазТАГ» со ссылкой на пресс-службу Национального банка РК распространило сообщение о том, что за 11 месяцев 2018 года казахстанский тенге ослаб на 11,8%.

Поделиться новостью: