Авторизация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Авторизация
10:05

Нуркен Мурзагалиев: Быть или не быть импорту

28.09.2017

Астана. 28 сентября. КазТАГ – Нургуль Жигер. Ситуация на внутреннем рынке ГСМ в Казахстане продолжает оставаться одной из самых обсуждаемых тем. Вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев на брифинге в правительстве в минувшую пятницу заявил, что «говорить о дефиците нельзя», поскольку имеет место «только нехватка на некоторых сетях». По его словам, поставки топлива из России продолжаются, то есть бензин в стране будет, но пока только импортный. Соответственно, цена топлива изменится, ведь стоимость российского топлива выше, чем отечественного. Вместе с тем вице-министр не стал называть конкретных цифр, отметив лишь, что на цену влияет «много факторов».

Атырауский нефтеперерабатывающий завод на прошлой неделе объявил о досрочном завершении ремонта, а представители Павлодарского нефтехимического завода заявили, что в их резервуарах достаточно нефтепродуктов, чтобы избежать дефицита топлива.

На этом фоне заявления комитета по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей, а также его региональных подразделений о расследованиях и штрафах в отношении АЗС лишь усиливают напряженность.

О причинах и возможных путях решения проблемы мы беседуем с заместителем генерального директора ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері» по операционному управлению Нуркеном Мурзагалиевым.

 

- Нуркен Килимович, любое изменение цены на нефтепродукты вызывает в обществе резко негативный резонанс, причем львиная доля обвинений приходится на компанию с национальным брендом. Можете рассказать, как на самом деле формируется цена, по которой заливают топливо на АЗС?

 

- Сеть АЗС «КазМунайГаз» действительно является самой крупной в Казахстане. Под нашим брендом сегодня работает более 340 станций во всех регионах страны, в том числе и самых отдаленных. И мы, наверное, как никто другой, понимаем свою ответственность. Если говорить о ценообразовании, то давайте посчитаем вместе. 80-85% от цены составляет цена закупа, еще 4-6% - доставка в соответствии с тарифами железной дороги. Маржа АЗС «КазМунайГаз» в среднем составляет 1 тенге с литра. Все остальное – затраты и себестоимость.

Оптовая цена российских поставщиков в пересчете на стеле составляет не менее 160 тенге за литр. Но что вы можете видеть на стелах АЗС «КазМунайГаз»? Поэтому, считаю, говорить о том, что цены поднимаются необоснованно, не совсем корректно.

 

- Многие задаются вопросом: почему вне зависимости от нефтяных котировок – поднимается или падает цена на нефть – в Казахстане стоимость бензина движется только вверх?

 

- Отличный вопрос. Давайте посмотрим на цены до 2015 года. До этого времени государство устанавливало предельные цены, по которым можно было реализовывать топливо в нашей стране. За 2011-2015 годы цена на бензин в Казахстане поднялась всего на 1,8%. В России за это время она выросла на 12%. По дизельному топливу за время регулирования цена на внутреннем рынке поднялась на 10%, в России – на 47,2%.

Я считаю, что страна сейчас просто догоняет тот разрыв между ценами Казахстана и России, который накопился за эти годы. Потому что рыночные механизмы, хотим мы этого или нет – они все равно будут работать.

Вместе с тем и сейчас цена на бензин в Казахстане остается одной из самых низких в мире и составляет 47 центов за литр. По данным портала Globalpetrolprices.com, по этому показателю лидируют Венесуэла, Саудовская Аравия, Туркменистан, в которых цены субсидируются государством. В странах, где механизм формирования цены рыночный, стоимость топлива значительно выше. Так, в России она составляет 70 центов за литр, в США – 76 центов, а в Турции - $1,51.

То есть, чтобы наш рынок мог по-настоящему реагировать на нефтяные котировки, наши цены должны выровняться не только с российскими, но и с мировыми. Например, в Грузии, где я проработал несколько лет, эта зависимость очевидна – цена на АЗС колеблется вместе с уровнем цен на нефть.

Отмечу, что рано или поздно мы к этому придем, ведь законы рынка никто не отменял.

 

- Мы заговорили о прекращении госрегулирования на рынке ГСМ и балансе внутренних и внешних цен. Как у компаний розничной сети строятся отношения с государственными органами после 2015 года?

 

- Чтобы ответить на этот вопрос, наверное, нужно обратиться к истории. Давайте вспомним ситуацию 2014 года, когда в стране не было топлива к моменту остановок НПЗ на плановые ремонты. Тогда частные компании просто не завозили топливо из Российской Федерации – потому что там его стоимость была значительно выше, чем в Казахстане.

И только сеть АЗС «КазМунайГаз» взяла на себя ответственность наполнить внутренний рынок по ценам, установленным государством.

Понятно, что выгоды компания получить не могла.

В 2015 году, как вы знаете, постановлением правительства было отменено государственное регулирование цен на бензин марки АИ-92. Соответственно, цены во всех сетях АЗС выросли, то есть компании импортировали топливо по ценам производителей в России.

Министерство энергетики ставит задачи по недопущению дефицита, стимулирует компании насыщать внутренний рынок за счет импорта. Потому что, так уж исторически сложилось, что Казахстан до завершения модернизации всех НПЗ остается импортозависимым. Для наполнения внутреннего рынка нашей стране нужно импортировать не менее 30% объема АИ-92 и около 15% дизельного топлива.

Но представители другого государственного ведомства – КРЕМ и ЗК МНЭ РК – объявляют расследования по «фактам согласованных действий в части установления и поддержания цен».

В результате сеть АЗС «КазМунайГаз» по итогам действий, предпринятых для предотвращения дефицита на внутреннем рынке, была оштрафована на сумму более 88 млн тенге. Другие крупные сети также заплатили штраф свыше 90 млн тенге в бюджет государства.

В Казахстане зарегистрировано более 4,5 тыс. автозаправочных станций, которыми владеют более тысячи компаний. Насколько реально договориться такому количеству конкурентов, чтобы «согласованно» поднимать и «держать» цены?

 

- Пресс-служба антимонопольного органа недавно заявила, что общая сумма штрафа по итогам расследований 2017 года составит более 600 млн тенге. Новое повышение цены, судя по всему, также может вызвать расследования о ценовом сговоре. Получается, чтобы избежать этого, компаниям невыгодно импортировать топливо?

 

- Вы правы. С одной стороны, министерство энергетики делает все для насыщения рынка топливом и создания условий для импорта. С другой стороны - КРЕМ и ЗК за это наказывает. Поэтому вопрос отказа от импорта сейчас остро строит на повестке дня.

В конце концов, мы должны понять: или мы не повышаем цену на топливо, но его не будет, или импортируем бензин и насыщаем рынок по рыночным ценам.

 

- Благодарим за интервью!

 





Партнеры